Блог

Начиналась история, как всегда обычно.

Взволнованная мама в начале марте 2018 года поведала мне по телефону, что ее сын задержан за сбыт наркотиков и находится в СИЗО. Ей известно, что он дал признательные показания. Договорились о встрече. Из общения с мамой выяснил, что дело расследуется в п. Шаховская, что в 30 км. от города Волоколамска. Сына задержали по оговору его друга. Мы заключили соглашение на защиту обвиняемого при расследовании уголовного дела в СО при ОМВД по городскому округу «Шаховская».

Я приехал в СИЗО и арестованный парень мне доверительно поведал, что он все «признал», хотя и не сбывал. Убеждал меня, что так конечно же лучше и он готов отправится в дальнейшее путешествие на 5 лет. Настрой его меня лично не вдохновлял. Из обвинения следовало, что вменяется два состава: 228 ч.1 УК РФ — приобретение для себя амфетамина и 228-1 УК РФ, сбыт. Сведений о том, как произошло разделение пакета амфетамина, не содержится. Предъявленное обвинение мы не признаем. Признаем лишь приобретение наркотика для личного потребления.

Я нашел массу нарушений по делу. Так, при документировании факта изъятия вещества составлен протокол личного досмотра, что не предусмотрено законом. Изъятое в рамках ОРМ вещество, его упаковка, не фиксированы надлежащим образом, не указан цвет, форма, консистенция вещества, реквизиты печатей на упаковке, подписи участвующих лиц. Следовательно, у защиты имеются сомнения по поводу относимости и достоверности формируемых доказательств. Соответствующие предметы не оформлены и не документированы по правилам работы с вещественными доказательствами. На пакете с веществом не обнаружено отпечатков пальцев моего доверителя, подобных исследований не проведено. Какой то пакет осматривался дважды в химической лаборатории, при проведении исследования и экспертизы. Какие-либо данные, свидетельствующие о том, что мой доверитель совершал аналогичные действия в отношении других лиц, в деле отсутствуют. В деле не подтверждена информация о конкретных и достоверных сведениях систематического сбыта моим доверителем сильнодействующих веществ. Все доказательства, полученные в результате незаконного уголовного преследования,  являются  недопустимыми. Признание же подсудимого себя виновным за деяние, запрещенное уголовным законом, совершенное в результате провокации со стороны полиции противоречит положению п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Я обратился с жалобой к прокурору. Прокурор согласился со мной. Сбыт был исключен. 12 июля 2018 года, через 4 месяца, мой доверитель выпущен из под стражи постановлением следователя. 22 августа 2018 года в суде мы получаем штраф по ч.1 ст. 228 УК РФ и освобождаемся от его уплаты.

Доверитель выходит из суда без судимости, в марте 2018 года он думал, что «дадут» 5 лет тюрьмы. В свое счастье верит с трудом. Виталий сейчас снова работает, помогает матери во всем и я надеюсь, что он больше не будет моим доверителем. Все похоже на сказку.

Мама решила угостить кофе после суда. В кафе Виталия спрашиваю, лучше ли на свободе? В ответ улыбается.

Эта история со счастливым концом получилась благодаря кропотливой работе адвоката и пониманием важности дела клиентом. Главное вовремя обратиться за помощью, так как самому решить указанные проблемы просто не реально.