Блог

Я часто вам говорю, что никогда не нужно опускать руки. Даже в самой безнадежной ситуации есть выход.

В один из дней октября 2017 года в телефонной трубке зазвучал взволнованный женский голос. Девушка поведала мне, что задержали ее сына, дело уже рассмотрено судом по первой инстанции, сын все признал, со всем согласился. Думали все будет хорошо, а оказалось хорошо для следователя.

Изучение уголовного дела показало, что преступление было выявлено 23 марта 2017 года в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка». Постановление о проведении ОРМ вынесено на основании заявления гражданина Казаина Р.Х., друга моего доверителя, в последствии ставшего «покупателем».
Мной в жалобах указывалось, что ОРМ проведены без утверждения начальником полиции, что со стороны работников полиции и друга Егора имели место подстрекательские действия.

Из материалов дела следовало, что Казаин был знаком с Егором давно, знал, что тот употребляет амфетамин, и якобы в связи с этим обратился с заявлением в правоохранительные органы. Затем, действуя под контролем сотрудников полиции, созвонился с Егором, встретился и приобрел у него за 1000 рублей сверток с порошкообразным веществом, который выдал сотрудникам полиции. Егор был задержан и арестован.

Я был уверен, что Егор не мог действовать самостоятельно и независимо от деятельности оперативных сотрудников.
Считал, что юридическая оценка действий Голованова по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ не является верной и надлежащим образом мотивированной.
Я утверждал, что выводы суда о виновности Голованова в совершении инкриминированного ему деяния, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не подтверждаются совокупностью доказательств, доказательства, представленные в деле не получили объективную оценку суда.

Согласно Постановлению Европейского суда от 15 декабря 2005 года по делу «Ваньян против России», обязательного для исполнения Российской Федерацией в силу ст.46 Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» от 4 ноября 1950 года, в тех случаях, когда действия тайных агентов направлены на подстрекательство преступления, и нет оснований полагать, что оно было бы совершено без их вмешательства, то это выходит за рамки понимания тайный агент и может быть названо провокацией. Такое вмешательство и его использование в разбирательстве уголовного дела может непоправимо подорвать справедливость.
Я был уверен, что оперативно-розыскные мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния. Основанием для проведения проверочной закупки, как и других оперативно — розыскных мероприятий, являются ставшие известными органам, осуществляющим оперативно — розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.
Как следует из установленных судом обстоятельств дела, сотрудники полиции не располагали какой-либо информацией об участии Голованова Е.А. в распространении наркотических средств.
Полагал, что простого утверждения сотрудников полиции о наличии у них информации о причастности Голованова Е.А. к незаконному обороту психотропных веществ, не может быть принято во внимание. Сотрудники полиции не ограничились весьма пассивным расследованием преступной деятельности Егора.

26 июня 2018 года мои доводы были услышаны в ЕСПЧ и была зарегистрирована жалоба № 19074/18 Golovanov v.Russia, которая была принята к производству ЕСПЧ.
Уже 29 августа 2018 года заместитель прокурора города Москвы внесено представление о незаконности осуждения Егора за сбыт психотропных веществ.
23 октября 2018 года Постановлением Президиума Московского городского суда в отношении Голованова Е.А. прекращено уголовное преследование в части сбыта психотропного вещества за отсутствием события преступления.

Егор вышел на свободу. В спецчасти колонии сказали, что такое у них впервые.