Блог

Ко мне обратилась за помощью, дочь моего бывшего шефа, Екатерина И-ва, она была удивлена, что рядовой спор со страховой компанией внезапно зашел в тупик.

Моя доверительница пояснила, что 12.10.2013 года, в 02 час 00 минут, на перекрестке автодорог на автодороге М-8 подъезд к г. Кострома, 2 км, попала в дорожно-транспортное происшествие, а именно: И-ва Е.А., управляя транспортным средством «Мазда», при выезде со второстепенной дороги на главную не пропустила транспортное средство «Мерседес», чем нарушила п. 13.9 ПДД РФ.

В результате дорожно-транспортного происшествия автомобилю доверительницы причинены механические повреждения. Данный факт подтверждался всеми необходимыми документами, которые ей выдали сотрудники ДПС: справкой о дорожно- транспортном происшествии, определением об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении. В результате ДТП автомобиль «Мазда» получил значительные повреждения, требующие ремонта с применением специального оборудования и заменой запасных частей.

У моей доверительницы с ОАО «СОГАЗ» был заключен договор добровольного страхования транспортного средства, на основе правил страхования транспортных средств, утвержденных Председателем правления ОАО «СОГАЗ», в том числе по риску «Автокаско». Страховая сумма застрахованного автомобиля в соответствии с условиями договора определена в размере 750.000 руб. Согласно правилам, страховым случаем является свершившиеся событие, предусмотренное правилами и условиями заключенного договора страхования, в результате которого возникает обязанность страховщика произвести выплату страхового возмещения в пределах определенной договором страхования страховой суммы. В силу правил страхования, при признании наступившего события страховым случаем, страховщик взял на себя обязанность произвести страховую выплату в установленный договором срок 30 дней.

И-ва Е.А., надлежащим образом выполнила обязанности, предусмотренные правилами, и установленные договором, спустя пять дней после ДТП, она обратилась в ОАО «СОГАЗ» с заявлением о наступлении страхового случая и выплате страхового возмещения, предоставив все необходимые документы сообщила о наступлении страхового случая.

Через 11 дней после ДТП 23.10.13 года, страховщиком, с участием И-вой Е.А., был проведен осмотр поврежденного транспортного средства и составлен акт осмотра ТС. Была определена и сумма выплаты в размере 536.789,17 руб. А 13 ноября 2013 года, письмом, полученным от страховщика, Екатерине было отказано в выплате страхового возмещения, по фантастической причине: ввиду повреждения автомобиля в ДТП, не имеющего отношения к рассматриваемому событию.

Пришлось Екатерине обращаться в суд. Имея юридическое образование, она решила самостоятельно отстаивать свои права. В суде представитель ответчика категорически оспаривал наступление страхового случая. Он пояснил, что основанием для отказа в выплате страхового возмещения послужило заключение специалиста «ИП Шмелева А.В.» от 29 октября 2013 года по обращению ОАО «СОГАЗ». В нем сообщалось, что с технической точки зрения механизм формирования материальных изменений (условия образования следов) на поверхностях элементов кузов автомобиля «Мазда» с пластинами государственного регистрационного знак, не соответствует обстоятельствам дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 12.10.2013 года, в 02 часа 00 минут, на 2-м км. автомобильной дороги М-8, подъезд к г.Кострома. то есть последствиям контактного взаимодействия данного транспортного средства с автомобилем «Мерседес».

В суде, представитель ответчика, просил провести судебную комплексную экспертизу. Судом ходатайство было удовлетворено. Через некоторое время родился шедевр автотехнической и трасологической мысли, выраженный в заключении судебной экспертизы, проведенной ООО «Ивановское бюро экспертизы», экспертом Грибовым В.В. (заключение эксперта № 11/14-3 от 05.02.2014 года). Не стану утомлять читателя перечислением, что было исключено из полученных автомобилем повреждений, отмечу лишь, что в заключении эксперта шла речь о том, что направление механического воздействия следов повреждений на переднем бампере на его правой боковой части, крыле переднем правом, направленные слева направо и назад, сколы ЛКП на кромке двери передней правой автомобиля «Мазда» не соответствуют механизму и обстоятельствам ДТП, произошедшего 12.10.2013 года.

Данные повреждения не могли образоваться при исследуемом ДТП, а были повреждены при других обстоятельствах. Экспертом великодушно признано, что в результате ДТП повреждены лишь отдельные делали и стоимость их ремонта без учета износа на дату ДТП составляяет — 17.202,80 руб, что в 31 раз ниже определенной стоимости восстановительного ремонта.

А теперь держитесь: данные выводы сделаны экспертом только!!! на основании исследований фотографий автомобилей «Мерседес».

Из решения суда: «Допрошенный в ходе судебного заседания эксперт Грибов В.В. подтвердил данное им заключение, а также показал, что заключение о несоответствии описанного ДТП и повреждениями автомобилей было дано на основании представленных фотографий автомобилей, имеющимся в материалах дела, автомобили реально не осматривались. Выводы о несоответствии полученных повреждений обстоятельствам ДТП являются категоричными. Грибов В.В. показал, что не все фотографии, предоставленные судом эксперту, соответствуют правилам судебной фотографии, однако на них изображена необходимая информация, которую он исследовал.

Допрашивал этого горе-эксперта, пытавшегося спасти страховой компании солидные суммы, ваш покорный слуга. НО! На все мои вопросы, в течении двух с лишним часов, эксперт настоятельно рекомендовал мне смотреть фотографии, которые выполнены не качественно и не по правилам судебной фотографии. О примененных, вероятно секретных, методиках эксперт разговаривать категорически отказывался и ссылался на свой экспертный опыт. Невразумительные мычания эксперта, привели к тому, что суд удовлетворил мое ходатайство о вызове в качестве специалиста эксперта государственной лаборатории судебной экспертизы.

Опрошенный в судебном заседании в качестве специалиста Г-ов А.В. пояснил, что объектом для транспортной трасологии являются транспортные средства, следы на транспортных средствах и на месте происшествия, и только при анализе всех данных в совокупности можно делать вывод об относимости повреждений к ДТП. В данном случае отсутствовал автомобиль «Мерседес». В этом случае необходимо изучать фотографии, только выполненные по правилам судебной фотографии. В данном случае не все фотографии сделаны по правилам судебной фотосъемки, что не могла привести эксперта к столь категорическим выводам. И вот они сухие строки решения Советского районного суда города Иванова по делу № 2-51/2014 от 5 мая 2014 года: «Оценивая представленные суду заключения ИП Шмелева А.В. и заключение судебной экспертизы в части проведения трасологического исследования, в соответствии с которыми специалистом и экспертом сделаны выводы о том, что не все повреждения автомобиля «Мазда» являются следствием ДТП, имевшего место 12.10.2013 года, суд приходит к выводу, что данные доказательства не могут быть признаны в качестве достоверных.

Из указанных заключений и показаний эксперта следует, что выводы о несоответствии повреждений обстоятельствам ДТП сделаны ими на основании исследованных фотографий автомобиля «Мерседес» и «Мазда», ставшими участниками заявленного ДТП. Непосредственно автомобили с полученными повреждениями специалист и эксперт не видели и измерений поврежденных частей автомобиля не производили. Не все фотографии, на основании которых сделаны выводы, были сделаны по правилам судебной съемки, и не могут рассматриваться как надлежащие доказательства. В связи с этими суд не может признать выводы специалиста и эксперта в качестве достоверных и положить их в основу принимаемого судом решения. Судом установлено, что выводы указанных выше заключений противоречат другим доказательствам, подтверждающим обстоятельства дорожно-транспортного происшествия — постановлению по делу об административном правонарушении от 12.10.2013 года, справке о дорожно-транспортном происшествии, выданной инспектором ДПС, в соответствии с которой в результате ДТП были причинены повреждения обоим автомобилям, а также письменным объяснениям водителей.

Таким образом, суд приходит к выводу, что данное событие является страховым случаем, поскольку оно подтверждено компетентными органами, произошло при известных и выясненных обстоятельствах». YES!

В соответствии с ч.4 ст. 931 ГК РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого заключается такой договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы. Согласно ст. 929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

В силу п. 1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения. Согласно ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Судом установлен факт нарушения прав потребителя при оказании услуги страхования.

Судом были удовлетворены исковые требования И-вой Е.А. к ОАО СОГАЗ о взыскании суммы страхового возмещения удовлетворить частично. С ОАО «СОГАЗ» в пользу И-вой Е.А. было взыскано страховое возмещение, компенсация морального вреда, расходы на представителя, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере, штраф.

Из резолютивной части решения суда: «Взыскать с ОАО «СОГАЗ» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 7539,79 руб. Взыскать с ОАО «СОГАЗ» в пользу ООО «Ивановское бюро экспертизы» расходы, связанные с выездом эксперта в судебное заседание в размере 1871,43 руб.». Герой моего рассказа, эксперт Грибов В.В., как видим тоже не был обойден судом и за выход в суд он получил 1871 рубль 43 копейки.

Была бы моя воля, я не заплатил бы и копейки. 13 августа 2014 года, почти через год, после ДТП, судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда, рассматривая жалобу ответчика по делу № 33-1683, указала,: «При определении размера ущерба суд принял за основу выводы указанного заключения, не находя законных и обоснованных к тому оснований для определения размера ущерба по представленным ответчиком ОАО «СОГАЗ» доказательствам, в том числе, отчету заключения специалиста № 7813 МР0261 DM №001 Международного центра криминалистических экспертиз, и также заключение эксперта ООО «Ивановское бюро судебных экспертиз», так как автомобиль истца не осматривался, заключения подготовлены по фотографиям автомобиля, часть из них сделаны не по правилам судебной съемки.

С выводами суда в указанной части, которые достаточно полно мотивированы, судебная коллегия согласна… Судом верно учтено, что ни специалист Шмелев А.В. ни эксперт Грибов В.В. непосредственно автомобили не осматривали. При этом страховая компания имела возможность организовать и потребовать осмотра автомобилей с участием эксперта. Выводы экспертов носят предположительный характер относительно обстоятельств ДТП, не учтены особенности места происшествия. Таким образом решение суда в части удовлетворения исковых требований о выплате страхового возмещения является законным и обоснованным.