Блог

Приговором Ленинского районного суда от 02 октября 2015 года мой подзащитный, признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.264 ч.1 УК РФ.

Судом грубейшим образом, при вынесении приговора, были нарушены нормы уголовно-процессуального закона о  презумпции невиновности (Статья 14 УПК РФ), состязательности сторон (Статья 15 УПК РФ), свободы оценки доказательств (Статья 17 УПК РФ).

Суд устранился от анализа причинно-следственных связей между нарушением тем или иным участником дорожного движения ПДД РФ и наступившим вредом. Суд не учел, что подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Суд, в данном случае сам встал на сторону обвинения.

Материалами дела вина моего подзащитного была не доказана.

Суть дела в том, что подъехав к перекрестку с ул. Куконковых, перед выездом на проезжую часть данной улицы, снизив скорость движения, мой доверитель, управляя пожарной автомашиной и следуя с включенными звуковыми и световыми сигналами, убедился, что все автомашины его пропускают, возобновил движение.

Таким образом, в данной ситуации им были в полной мере выполнены требования ч.2 п. 3.1 ПДД РФ.

Причиной столкновения автомобилей и наступлением для потерпевшего тяжких последствий явилось грубое нарушение водителем автомобиля «Шкода», который двигался по перпендикулярной дороге слева, не уступившим дорогу спец.транспорту, в силу требований п.п. 8.1, 10.1 и 3.2 ПДД РФ.

Кроме того, водитель автомобиля «Шкода», виновник ДТП,  в данной дорожной ситуации располагал технической возможностью предотвратить столкновение, даже не применяя экстренного торможения и мог выполнить требования пункта 10.1 ч. 2 Правил дорожного движения РФ.

Судом же первой инстанции, в приговоре, не правомерно указано, что виновный водитель «Шкоды», в любом случае, не смог бы избежать столкновения. Указанный вывод суда шел вразрез с доказательствами по делу.

В своей апелляционной жалобе я полагал, что имеющиеся в деле материалы свидетельствуют о том, что в действиях моего доверителя, как водителя, имеющего преимущество, находящемуся в момент столкновения на главной дороге, отсутствуют какие либо нарушения Правил дорожного движения.

В данной дорожной ситуации, выполняя спецзадание по выезду на пожар, пользуясь правом, предоставленным п. 3.1 ПДД РФ, он действовал в строгом соответствии с требованиями ПДД РФ и соответственно незаконно привлечен к уголовной ответственности.

Выезд пожарного автомобиля  на полосу движения автомобиля «Шкода» и сложившаяся опасная дорожно-транспортная ситуация, при выбранной водителем автомобиля «Шкода» не безопасной скорости движения, при том, что в салоне автомобиля играла громко музыка,  небезопасный маневр перестроения на правую полосу в ситуации когда он с опозданием обнаружил пожарную автомашину, а мог заблаговременно обнаружить указанный автомобиль со спецсигналом и избежать ДТП, привели к возникновению аварийной ситуации, при которой столкновение стало неизбежным.

Выводы суда первой инстанции о нарушении моим доверителем каких-либо требований пунктов Правил дорожного движения являлись надуманными и необоснованными.

Имеющиеся материалы дела: допросы участников и свидетелей происшествия, видеозапись ДТП свидетельствовали лишь об одном, что выбранная моим подзащитным скорость движения автомобиля являлась безопасной, поскольку на перекресток он выехал не в непосредственной близости от автомобиля «Шкода», в момент столкновения пожарный автомобиль  практически проехал полосу, движения автомобиля «Шкода», после столкновения пожарный автомобиль. сразу же остановился в месте столкновения, то есть данная скорость позволяла моему доверителю осуществлять контроль за движением своего транспортного средства.

Согласно требований п. 3.1 ПДД РФ: «Водители транспортных средств с включенным проблесковым маячком синего цвета, выполняя неотложное служебное задание, могут отступать от требований разделов 6 (кроме сигналов регулировщика) и 8—18 настоящих Правил, приложений 1 и 2 к настоящим Правилам при условии обеспечения безопасности движения.   Для получения преимущества перед другими участниками движения водители таких транспортных средств должны включить проблесковый маячок синего цвета и специальный звуковой сигнал», что собственно  и было сделано. Воспользовался он приоритетом убедившись, что ему уступают дорогу.

Судом первой инстанции в приговоре, никак не конкретизировано, а какие же действия должен совершить  мой подзащитный, при выезде на перекресток,  как он должен убедиться и уступить дорогу и каким транспортным средствам, если ему уже все транспортные средства уступили дорогу.

Как всем известно, в соответствии с требованиями ст. 73 ч. 1 п. п. 1, 2, 4 УПК РФ при производстве по уголовному делу наряду с другими обстоятельствами подлежат доказыванию событие преступления — время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления; виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы, характер и размер вреда, причиненного преступлением.

Указанные требования уголовно-процессуального закона судом первой инстанции по настоящему делу не выполнены.

Нарушен был и установленный ст.7 УПК РФ принцип законности, согласно которому, в частности, «определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными» (ч. 4 ст.7 УПК РФ).

Не учтено, что в соответствие с ч.1 п.2  статьей 6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

В соответствии с п.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 N 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.12.2010 N 31) уголовная ответственность за преступление, предусмотренное ст. 264 УК РФ, может иметь место лишь при условии наступления последствий, указанных в этой статье, и если эти последствия находятся в причинной связи с допущенными лицом нарушениями Правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств.

Согласно п. 3 указанного Постановления «при рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных ст. 264 УК РФ, судам следует указывать в приговоре, нарушение каких конкретно пунктов Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства повлекло наступление последствий, указанных в ст. 264 УК РФ, и в чем конкретно выразилось это нарушение.

Не противоречит она и  пункту 1 Постановления Пленума ВС РФ от 5 марта 2004 года № 1 «О применении судами норм УПК РФ», которым особо обращено внимание судов на их обязанность при рассмотрении уголовных дел и вынесении решений соблюдать установленные главой 2 УПК РФ принципы уголовного судопроизводства, имеющим своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

14 января 2016 года приговор Ленинского районного суда был отменен и по делу вынесен апелляционный оправдательный приговор, которым поставлена точка в истории, которая длилась два года и стоила больших нервов моему доверителю.

Все расходы на оплату моих услуг нами были взысканы за счет Казны Российской Федерации.


P.S. Эта история завершилась благополучно потому, что по делу проведена огромная адвокатская работа, анализ материалов дела, привлечение специалистов-автотехников, проведение исследований. И конечно, своевременное обращение за помощью к специалисту.